Разнообразие имеет большее значение, чем истина: как академия двигается в интеллектуальное небытие

Статья из Neue Zürcher Zeitung (NZZ)

Diversität zählt mehr als Wahrheit: Wie sich die Akademie ins intellektuelle Abseits manövriert

Я тут подписалась на этой газету, хотела написать «новую», но посмотрела в Википедию... Да, основана в 1780 году, в данный момент — рупор свободомыслящей демократической аудитории «freisinnig-demokratische Ausrichtung», широко распространена в немецко-говорящем медийном пространстве.

Когда тридцать лет назад я проводил исследования в Гарварде, там была атмосфера открытости и любопытства. Сегодня доминируют полемика и разграничение. Социальное расслоение уже давно захватило башню из слоновой кости.

Это был захватывающий период моей жизни, когда я работал над моей диссертацией об эволюции цихлид в кратерных озерах Никарагуа. Стипендия моей альма-матер, Калифорнийского университета в Беркли, позволила мне тридцать лет назад учиться и проводить исследования в Гарвардском университете в течение года. Вот и теперь я только что вернулся из ежегодного исследовательского пребывания в Гарварде. На этот раз я был одним из сотрудников Института перспективных исследований Рэдклиффа. И шок продолжается.

Гарвард был похож на интеллектуальную нирвану в стране неограниченных возможностей,  в той стране, где я провел почти двадцать лет своей жизни и с которой  я до сих пор чувствую себя очень связанным. Но США изменились за последние годы и едва узнаваемы.

В то время, с 1986 по 1987 год, при президенте Рейгане, было большое волнение по поводу Оливера Норта, Иран-контрас и отчета Тауэр, в котором было показано, что ЦРУ продавало оружие аятоллам в Иране, а затем тайно использовало деньги для финансирования контрас в Никарагуа. Меня это особенно интересовало, потому что я посещал Никарагуа в исследовательских целях еще в 1984, 1985, а затем еще в 1987 году, и знал о гражданской войне, финансируемой США, из моего собственного опыта.

В то время президент Германии Ричард фон Вайцзекер выступил на 350-й церемонии награждения Гарварда в ознаменование годовщины Плана Маршалла, с помощью которого США поддержали восстановление Германии после Второй мировой войны. Несмотря на то, что я протестовал против ракет Першинг в Бонне, связь с Соединенными Штатами была огромной, и мы слушали электроник-панк группы Neue Deutsche Welle, такие как D.A.F. («Немецкая американская дружба»). Сегодня Оливер Норт является президентом Национальной стрелковой ассоциации, а на фоне Дональда Трампа Рональд Рейган и Джордж У. Буш выглядят из прошлого порядочными и прекрасно воспитанными президентами.

Клинтон в гостях

Сегодня Америка чувствует себя по-другому. Ее всегда разделяли расы, классы и политика, гораздо больше, чем Германию. Тогда тогда она казалась более здоровой, демократичной, и более соответствовавшей нашему образу Ласси, Бонанзе, Гэри Гранта и Дорис Дэй. Теперь она кажется более расистской, агрессивной, несчастной и, прежде всего, расколотой. Неужели Трамп это все сделал - или что-то такое еще раньше навалилось, а теперь с ним взорвалось?

Яркий и образованный Обама казался в течение восьми лет надежным светочем цивилизации и добрых намерений, за которые США стоят горой или, по крайней мере, считается, что они стоят. Профессор права, Саманта Пауэр, как и я профессор Института Рэдклиффа в 2018 году, была послом США в ООН с 2013 по 2017 год во время Обамы. Она блестящая и ослепительная, ее присутствие там подчеркивало разницу между двумя разными США болезненно ясно. Самое худшее, в чем можно было обвинить Обаму, было то, что он тайком курил.

Radcliffe Institute - элитная башня из слоновой кости в хорошем смысле. Каждый год бывший женский колледж приглашает около пятидесяти стипендиатов со всего мира для реализации таких проектов, как писание книг или других сочинений, и предоставляет полную свободу реализации. Люди, которые здесь встречаются, являются космополитичными, образованными и имеют широкие горизонты.

Хиллари Клинтон посетила нас в мае в День Рэдклиффа. Мы праздновали получение 80 миллионов долларов в сборе средств для Рэдклиффа. На церемонии награждения медалью Рэдклиффа она говорила (слишком долго), как и Мадлен Олбрайт, о поражении на выборах и о том, как она это переживает. Оба выступления вызвали всеобщее недовольство и скетицизм, когда они сказали, насколько глупы избиратели Трампа должны быть, если они проголосовали против своих собственных интересов. Его имя не было произнесено ни разу. 

Трамп тайно присутствует в таких университетских кругах, как Лорд Волдеморт. Он олицетворяет зло, которое, однако,  нельзя назвать по имени. Демократы, похоже, не хотят верить, что выборы Трампа были также выборами против Хиллари Клинтон. Он олицетворяет систему Вашингтона, которая может быть коррумпированной, неэффективной и циничной или, по крайней мере, так воспринимается многими. Хиллари Клинтон, которая получает гонорары в $ 1 миллион за выступление перед банкирами Goldman Sachs, заслуживает столь же мало доверия для представления  интересов большинства избирателей, как и нарциссический миллиардер. Как ни странно, его постоянная лживость воспринимается людьми куда лояльней, чем тонкая улыбка Клинтон.

Элизабет Уоррен - совсем другая. Она -  впечатляющая личность и умный профессор Гарварда и демократ, потенциальный кандидат на президентские выборы 2020 года. Я часто видел, как она ходила по улице в Кембридже, мы жили напротив дуг друга. Трамп презрительно называет ее Покахонтас, потому что она якобы упоминает индейские корни  в своем резюме на принятие на работу в Гарварде. Легко предсказать, что интеллигентная и искренняя Уоррен вряд ли будет иметь большие шансы выиграть против шумного демагога. Он говорит со многими не задумываясь, и интересы привилегированных или угнетенных меньшинств просто не интересуют его.

Сегрегация в башне из слоновой кости

Даже в Институте Рэдклиффа, где все так интернационально и интеллектуально, как только можно себе представить, стипендиаты быстро сортируются по расе, полу и дисциплине, что меня удивило. Там, где раньше в США старались не касаться  религии, сегодня сложно говорить о политике. Политика раскалывает Америку больше всего на свете - даже в башне из слоновой кости.

Тем не менее, политический спектр как в США, так и в Европе больше не работает в основном вдоль оси правые-левые, а вдоль оси глобализация - национализация. Однако глобальность не является категорией, к которой мы в эволюционном смысле двигаемся. Как показывает бихевиорист Ириней Эйбл-Eibesfeldt, а так же эволюционный психолог Леда Cosmides или социального психолог Махзарин Бенеджи, мы различаем - и это относится даже к «хорошим», «глобальным» элитам - немедленно и бессознательно „внутреннюю“ группу и „внешнюю“. Наш мозг - чрезвычайно чувствительный детектор человеческих различий, которые мы всегда сортируем. Эта биологическая предрасположенность должна быть преодолена в культурном плане, но в тех случаях, когда экзистенциальные риски оцениваются выше, чем  шансы на успех, мы возвращаемся очень легко обратно в старые, эволюцией отобранные модели восприятия и поведения.

У Гарварда слово «veritas», что означает правду, - девиз на гербе. Но создается впечатление, что поиск истины больше не рассматривается как основная задача в некоторых аспектах университетской жизни. Похоже, что активность, разнообразии и идеологически мотивированном улучшения мира, все же имеют приоритет. Изменена функция испытанного временем учреждения: если университет когда-то был местом свободного обмена мнениями и накопления знаний, сегодня он является инструментом идеологического изменения мира в некоторых дисциплинах. Это может быть и не совсем ново, но это не лучше, чем в 1968 году.

Чистая борьба за власть

Поиск истины как научная цель поставлен под сомнение в некоторых гуманитарных и социальных науках. В естественных науках эта проблема не возникает. Малкольм Перри, также научный сотрудник Рэдклиффа и близкий коллега по физике Стивена Хоукинга, умершего в прошлом году, часто использовал слово «истина», не моргнув глазом. Это вызывало удивление некоторых стипендиатов в социальных науках, которые верят в то, что научные исследования все же должны показывать некий прогресс, в чем бы он не выражался,  но никак не истину.

Согласно постструктурализму - сокращенно называемому постмодернизмом - не существует одной истины, но есть много истин, которые или побеждают в борьбе за власть или нет. В некоторых особенно политизированных дисциплинах, посвященных гендерным вопросам, Африке или другим политическим вопросам, связанным с идентичностью, истина и научный метод считаются понятиями, продиктованными патриархатом. Белый человек, - это открыто заявляется расистским образом, как будто все белые люди думают и действуют одинаково - враг, с которым надо сражаться.

Новая мантра в гуманитарных науках - это разнообразие. Игнорируется то, как это вообще возможно определить разнообразие с расистской точки зрения, потому что с каких это пор снова можно разделять людей по цвету кожи? Как будто все африканцы одинаковые или все латиноамериканцы думают одинаково. Говорят, что нужно больше разнообразия, но только в цвете кожи, но не в мнениях, навыках или талантах.

В государственном университете Калифорнии в Беркли 60 процентов всех студентов теперь имеют азиатское происхождение. Они показывают часто результаты выше среднего уровня в старшей школе и на вступительных экзаменах. В частном Гарвардском университете их гораздо меньше. Вот почему американские азиаты подали иск против Гарварда. Аргумент университета: Гарвард принимает студентов не только по способностях и результатам (уже), но хотел бы соответствовать концепции  многообразия квотами для социально и этнически дискриминируемых за счет студентов азиатского происхождения, с аттестатами выше среднего. И их нельзя обвинять.

Изменить, но не понимать

Мы живем в эпоху политики идентичности, которая применима только для защиты индивидуальных интересов определенных групп (цветных, ЛГБТ, женщин), т. е. какого-то клана, иногда за счет всей общности. «Хорошие» люди просто применяют схему «мы против других», под которую нас с незапамятных времен подгоняют, а мы и не сознаем этого.

Что объединяет эти группы в политике, так это то, что они считают себя жертвами предполагаемого подавления системы. Предположительно хорошие цели, предназначенные для увеличения  разнообразия, душат свободный обмен идеями и открытые дебаты с фактами и аргументами. Таким образом, политический конформизм, трайбализм и политика идентичности ставят под угрозу общество и его образовательные учреждения, чья высшая задача и право на существование должны выражаться в  открытым дискурсе и в поиске истины.

«Титул IX» является правительственным требованием к университетам США для предотвращения дискриминации (первоначально женщин-спортсменов). На самом деле, благородная вещь. Однако обязательное обучение по Титулу IX сегодня в Институте Рэдклиффа также означает, что профессора должны научиться справляться с „предупреждением о триггерах", „микроагрессиями“ и „безопасными пространствами“. Не имеет значения, намеренно ли вы наносили боль или оскорбляли ученика. Все зависит от чувств человека, который чувствует себя оскорбленным или обиженным. Он обладает приоритетом толкования - и оценка действий всех остальных причастных сторон должны исходить из этого.

Это звучит как настоящая сатира, но это то, что происходит в элитных американских университетах - и это, скорее всего, станет последним писком моды и в Европе слишком скоро.

Последствия этого абсурда, который сейчас происходит в США - и все больше с нами: подсудимый почти всегда виноват, нет презумпции невиновности. Эти разбирательства происходят закрыто внутри университетов и должны, как можно предположить, предотвратить прежде всего дорогие судебные процессы против университета. И поэтому революция начинает пожирать своих детей. Иконы левых либералов, такие как Garrison Keillor, который продюсировал  на протяжении десятилетий «Prairie Home Companion» на радио, Аль Франкен, который из «Saturday Night Live» и в настоящее время известный бывший сенатор от штата Миннесота, уже пали. Теперь вот и Нью-Йоркский университет отстранил от должности Avital Ronell, одного из законодателей критической теории и гендерных исследований.

Качнется ли маятник назад?

Хотя движение против политики идентичности уже формируется, но только пока за пределами университетов. Его возглавляют такие общественные интеллектуалы, как Сэм Харрис, Стивен Пинкер, Джордан Петерсон, Джонатан Хайдт, Камилла Палья или Кристина Хофф Соммерс. Их слушают миллионы зрителей и слушателей, в основном на YouTube и в подкастах, они публикуют успешно книги и их зрители заполняют огромные аудитории. Но в университетах по-прежнему мало сопротивления - все еще есть страх сказать что-то не так.

Также (все еще) и в Институте Рэдклиффа.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded