?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я тут опять прочитала занимательную статью, написанную женщиной, кстати, о невосполнимом вреде движения #MeToo. Статья в том самом либеральном швейцарском издании «Новая цюрихская газета».

Я не поленюсь и переведу ее целиком со своими комментариями. Я бы и в газете написала комментарии, да кому там писать — там одни высокообразованные мужчины на таком немецком пишут, что мне туда и неловко соваться. И всех так беспокоит — как же так, мы больше не сможем флиртовать? Я тут сразу скажу — а вот зачем мне, к примеру, уже давно, глубоко и счастливо замужней женщине флиртовать, скажем, на работе или там на занятиях спортом? Мне вообще неловко, когда кто-то начинает со мной флиртовать — зачем это мне? Что, со мной просто нельзя поговорить? Как с человеком? Да, я прекрасно выгляжу, еще лет 10 назад вообще была красотка, ну, и что? Вот когда мужчина с мужчиной разговаривают на работе — они что, флиртуют? Ась? Там в комментариях отдельно про красивых женщин написали, уж их прижучили, да. Ну, если вам не лень много букв читать, устраивайтесь поудобнее. Предупреждаю, местами будет цинично.

Эта невыносимая тяга к чопорности
В течение года движение  #MeToo привело к новому осознанию проблемы. Это хорошо и необходимо. Но дебаты о сексизме грозят впасть в крайность. Без здравого смысла, хоть это и звучит парадоксально, разрушается эротизм повседневной жизни.
Биргит Шмид
16/11/2018

30 августа газета «Нью-Йорк таймс» сообщила о деле демократического конгрессмена Кита Эллисона, которому его бывшая девушка предъявила серьезные обвинения. Карен Моханан, активист-эколог, обвинила 55-летнего мужчину в  «нарциссическом насилии», который включал в себя непристойные оскорбления и крупные  ссоры в спальне. Одной из причин спора было то, что Эллисон якобы изменил женщине.
Газета писала, что эти утверждения откроют новую главу в движении #Metoo. Обвинения против любого общественного деятеля, как было сказано, в скором времени могут стать не просто обвинениями о сексуальном насилии и приставаниях, но и о эмоциональном насилии.

Это нам всем нужно, посчитала бывшая возлюбленная, потому что это представляло всеобщий интерес. Потому что Эллисон, который был избран в 2006 году в Конгресс США, как первый мусульманин,  на прошлой неделе баллотировался  в Управление Юстиции в штате Миннесота на промежуточных выборах. Понимание отношений в то время должно было выявить истинный характер политика. Но, рассмотрев записи о разводе предыдущего брака, про Эллисона нельзя было сказать, что он жесток. Кроме того, его защищали другие женщины, тогда как поведение обвинительницы указывало на ее собственные личные проблемы. Несмотря на обвинения, Эллисон выиграл на выборах.

И что, если он не ругался с первой женой, он не мог ругаться со второй? Тут и первого мусульманина приплела - страсть, какой чудесный мусульманин. И женщины - женщины - всегда будут защищать мужчин. Я не утверждаю, что оставленная подруга не могла навести поклеп на мужика, вовсе нет, но тут логика просто зашкаливает.

Когда дело доходит до моральных проступков, многие американцы становятся еще  более раздражительными, чем их президент. Тем не менее, эта попытка привлечь человека к суду после развода, который, конечно, добавил психологического напряжения  женщине, может показать, в каком направлении двигаются дебаты о сексизме и сексуальных домогательствах. Если эмоциональные проступки в интимных отношениях также будет приводить к позорному столбу в будущем, разрыв между полами будет сведен к тому, что никто не  сможет никого захотеть. Если всплеск чувств воспринимается как атака, то через год после  #MeToo остается лишь следующее: дебаты о перестановке проблемы с ног на голову.

Никто никого не сможет захотеть! Ах, ты боже мой! какое несчастье! Какие умопомрачительные выводы! Мне знакомы эти "всплески чувств" - у меня встал, значит ты должна мне дать, а иначе у меня яйца будут болеть. И все твои возражения - опасные дни, критические дни, голова болит и вообще мне надо идти - очень с трудом входят в голову "чувственного" человека, и ты оставляешь просто обиженного до глубины души.
#MeToo сделал много хорошего. Движение, которое началось в октябре 2017 года с откровений о продюсере фильмов Харви Вайнштейне, который систематически злоупотреблял своей властью на протяжении десятилетий, привело к новому осознанию проблемы. Любой босс, который кладет руку на ногу своей коллеги, должен ожидать увольнения сегодня, если женщина сообщит об этом инциденте. Любая студентка, которая получает неэтичное предложение от своего профессора, знает, что она может защитить себя. Актрисе вряд ли стоит беспокоиться о том, что продюсер может затащить ее куда-то и  изнасиловать на диване во время прослушивания. Ни один политик не посылает коллеге-женщине оскорбительные смс-ки, которых она не просит, если он не хочет прочитать их чуть позже в социальных сетях. Любой мужчина, который все это все равно делает, будет справедливо наказан.

И что? Вон Цайсс - боссы кладут руки не только на колени, шлют по ночам молодым сотрудницам смс-ки о любви и "всплесках чувств", имея под боком старую жену, и никто их не наказывает - здесь в Германии и сейчас. Я - вот тот самый пример. Меня же и уволили из-за "непонимания". И с другими точно так же


За последние 12 месяцев #MeToo пробудил западный мир. Реакция общества показывает, насколько велик гнев многих женщин и насколько велика возможность больше не терпеть презрительное  отношение  мужчин к женщинам. Только так мог протест превратиться в движение.

Между тем, пределы допустимого поведения очерчиваются настолько узко, что многое из того  подпадает под понятие сексуального насилия, что раньше считалось бы неловким ухаживанием.

Вот тот самый Хагель, который ко мне приставал грязно - он-то сам наверняка считал это "неловким ухаживанием", я даже в этом и не сомневаюсь!

Но год спустя и критика уже должна быть разрешена. Она начинается сейчас как раз с того, что часто происходит обобщение «мужчин», как таковых. В обсуждениях обвиняют  совокупность всех мужчин, даже если кто-то не знает в своей собственной среде ни одного человека, который не относился бы к женщинам с уважением. Злость, питаемая социальными сетями и откуда происходит  #MeToo, уже не дифференцирована. Кажется, из-за того, что женский пол подавлялся на протяжении веков -  и это правда - внезапно можно позволить себе все, например, ключевое слово #MenareTrash (мужчины – это мусор) используется для другого виртуального обвинения. Мужчины, которых  не имеют ввиду  во всех этих дебатах, могут смеяться над этим. Другие же вряд ли пересмотрят свое поведение из-за того, что кто-то ругается по этому поводу последними словами.

Да, обобщения всегда неудачны, но даже мой практически идеальный муж лепит иногда такую мизогинистическую херню, что сразу же получает серьезный ответ - а не пошел бы ты куда подальше со своими предложениями? Нет, речь не идет о сексе, скорее, об общем положении женщины в обществе. Но тут автор точно так же скатывается на обощение всех женщин.
Морально превосходящий пол
В дебатах, где стороны все более уверены в своей собственной правоте, пределы допустимого поведения определяются все более узко. Между тем, эти пределы уже сузились настолько, что под понятие сексуального насилия попадает поведение, которое раньше считалось бы неуклюжелей попыткой сблизиться. Взгляд, который задерживается на несколько секунд, столь же раздражает, как и вынужденное объятие. Нужно ли добавлять к каждому комплименту «Могу ли я это Вам сказать?», заканчивается ли каждый флирт прежде, чем он начался? Эротика повседневности исчезает. Прежде всего, если в случае неправомерного поведения больше не проводится дифференциация, то возмущение  необдуманным словом  приводит к относительности  преступного  акта изнасилования. Часто утверждается, что первое предшествует второму  и является выражением того же уничижительного мышления в отношении женщин. Это неверно и от повторения не становится вернее.

Вот давайте посмотрим на меня. Я всегда хорошо выглядела, была привлекательной, некотрые даже считают меня достаточно красивой. Вот я замужем, мне 40 лет, двое детей. На кой хрен мне ваша повседневная эротика на работе или на спорте?! Нельзя ли со мной просто разговаривать, как с человеком? Ты, мой коллега, тоже женат, на кой хрен нам флиртовать? Не, ну, правда? Похвали ты меня за помощь в работе, и на хрен мне твои комплименты не нужны, не так ли? Я вот Франка тоже спросила, а не флиртует ли он часом со всякой первой попавшейся коллегой по работе? Он говорит, что нет. Или, что было бы еще удивительней, с мужчинами-коллегами: ой, какой у тебя сегодня красивый цвет лица! Это вообще просто бред какой-то придумали.
В моменты близости говорят не только слова, разворачиватеся такая динамика поведения, которая  содержит все человеческие противоречия.

Вот опять она - динамика - мужчина возбудился, и ты теперь хоть тресни, и противоречия тут как тут - у меня встал и ты должна (!) мне дать. И все. Противоречия.

Если женщина говорит, что ее изнасиловали,  и выносит свою историю на публику, то она вряд ли может солгать - слишком постыдно это откровение. Но кто, наблюдающий за этим со стороны, уполномочен судить о том, что действительно происходит в таких пограничных делах? Кому верить в рассказах о проишедшем, что  имело место  между двумя людьми частным образом, в тот момент, когда другие языки говорят помимо слов и разворачивают динамику поведения, которая содержит все человеческие противоречия? Как только подозрение возникает, оно остается. Это пережил не только конгрессмен Кит Эллисон. Американский комик Азиз Ансари провел ночь с женщиной, которая публично обвинила его в том, что он должен был услышать «нет», которого она никогда не говорила вслух и оставить ее в покое. Он не почувствовал, что она  хотела, то есть она не хотела никакого секса, хотя она вполне себе принимала участие в процессе.

Если такие обвинения внезапно становятся слышны многим, широко распространяется беспомощность. Мужчина, просто потому, что он не оказался таким уж тонко чувствующим, сам из предполагаемого преступника становится жертвой.

Мы теперь сами, значит, делаем из мужчины жертву. Когда мы говорим о том, каким неподобающим образом он себя вел, мы обижаем его, он - жертва! Господи, зачем эти люди пишут? Мне было бы интересно посмотреть, как эта Биргит Шмид выглядит. В комментариях к статье один мужчина написал, что привлекательные женщины используют свои внешность, чтобы добиться всякого неземного счастья. И чего я добилась? Раз пять точно меня увольняли из-за того, что я привлекательная была. То женщины козни строили, то мужики обижены были. К счастью, на последнем месте работы в России никто меня не трогал, потому что шеф и владелец предприятия ценил мои умственные способности, и когда я уезжала в Германию, сказал мне на прощание: "Если у Вас там не сложится, Виктория, и Вы вернетесь, мы всегда возьмем Вас назад на работу". Вот, не все мужики - козлы. Всегда меня на Вы называл.
Опасность оказаться в роли жертвы
Это не означает, что женщина не была в этот вечер травмирована. Но если после каждой неприятной встречи кричать о себе  «я тоже», вы оказываетесь в слабом положении. Женщина  привыкает к роли жертвы, получает от нее психологическую выгоду. В отличие от рабочей среды, где, возможно, структуры иерархии власти объясняют женскую пассивность, женщина должна уметь защищаться в частных отношениях и говорить совершенно одназначное «нет». Тогда и в повседневной жизни к ней будут однозначно прислушиваться.

Вместо этого #MeToo превращает женщин в людей с гиперчувствительностью и возмущением, которые везде чувствуют несправедливость и дискриминацию. Громкий протест уже выражается, когда на подиуме сидит больше мужчин, чем женщин, - независимо от того, обсуждают ли они бизнес или футбол. Даже численный дисбаланс теперь рассматривается как доказательство продолжения патриархата.

То есть, надо заткнуться и помалкивать, что ли? Вот недавно было 100 лет избирательному праву для женщин в Германии. Тоже писали, как тогда феминисток честили - курят, носят брюки, ужасть! А сегодня? А, хотят с мужчинами равенства в зарплате, хотят равенства в позициях, ишь, какие! Все то же самое, вид сбоку.
Мужские организации приглашают на вечер дискуссии, где посетители узнают, как работает «уважительный флирт» и где начинается непозволительное. Это так сложно?

Я вот что предлагаю, мужики: вместо "уважительного флирта" спросите понравившуюся вам женщину простым немецким русским  языком: не пошла ли бы ты со мной сегодня, в субботу, в воскресенье, в кино?  Или в кафе? Поболтать? Поближе познакомиться? И когда вы получите положительный ответ, можно уже и уважительно пофлиртовать. а если женщина скажет: я замужем, у меня есть друг и прочее такое, ну, оставьте уж ее в покое, не надо с ней никак флиртовать! Никакой повседневной эротики ей от вас не нужно! И если она вам это после ваших заигрываний тоже открытым текстом скажт, то уже все!

В конце концов, страх вытесняет здравый смысл в других областях общества. Компании и учреждения реагируют на дебаты выпуском новых правил и руководящих принципов. В них указано, что подразумевается под сексизмом и куда сообщать о злоупотреблениях. Даже банк UBS теперь предлагает обучение и создает конфиденциальную горячую линию для тех, кто пострадал от сексуальных домогательств. В течение некоторого времени в школах были написаны рекомендации о том, как защитить себя от ложных обвинений: например, вести обучение только тогда, когда дверь открыта. Некоторые вещи следует рассматривать как прогресс, тем более что он носит превентивный характер. С другой стороны, существует риск того, что это только увеличит культуру подозрительности. Правила межполовых отношений могут иметь неплохие стороны, но в них есть что-то от назойливой опеки. Взрослым отказывают в способности отвечать за свои действия. Говорят, бойтесь себя так же, как других.
Особенно в сексуальной игре, которая основана на двусмысленности и которая делает ее более эротичной  и привлекательной друг  для друга, человек больше не может оставаться сам сабой. Смешным как раз становится то, что, мужчины сегодня записываются на флирт-классы, потому что они больше не знают, как подойти к женщине; или нужно приглашать мужские организации на вечера дискуссий, где они узнают, как работает «уважительный флирт» и где начинается неподобающее. Это так сложно? В повседневных встречах между женщинами и мужчинами проверяются пределы допустимого, один играет роль смелого, потом становится неуверенным в том, что он делает, отвергается. Это очень рискованная игра, которая не работает в соответствии с правилами. Другими словами, #MeToo привел к пуританизации чувственного.

Я, кажется, уже об этом писала, как я стала в новом спортивном центре в теннис играть. Сразу же многие мужчины моего возрастат и постарше обратили на меня внимание. Спросили другую женщину, с которой я играю, не замуже м ли я? Она замужем, ответила им Хашка (хорватка сама). И все - привет - привет, улыбаются, но никто и не думает лезть и флиртовать! И кто нам отказывает в способности отвечать за наши действия?



Comments

( 3 comments — Leave a comment )
jalla00
Nov. 20th, 2018 06:03 am (UTC)
А муж не мог подойти к этому шефу с его же смской и спросить, что все это значит?он же тоже там работает. Просто поинтересоваться.
Женщины часто одеваются в бюро как на вечеринку, и ведут себя с коллегами очень оживленно, хохочут, рассказывают всякие истории ,не относящиеся к делу. Могут быть не так интерпретировпны, особенно в другой культуре
victoria_riepi
Nov. 20th, 2018 06:20 am (UTC)
Девушка молодая, без мужа, только взяли на работу, а шеф - руководитель большого подразделения.... Она жаловалась, кстати))))) Ничего не произошло(((( Так что - все это красиво пишут в газетах, как четко все везде происходит, но в Германии - пройдет еще много времени, пока это самый харассмент что-то будет значить, к сожалению. Вон летом мы на теннисном турнире с Изабель "работали", я писала про это. Что мы там только от мужиков не наслушались! И что? Я своим теткам рассказала, а они хохочут: Ах, это швабы так флиртуют! Это они такие по жизни!
А начнешь их отшивать - ты же и окажешься "невежливой"! Так что - никаких тут компромиссов не должно быть. А я больше ни на каких турнирах не буду "помогать" - пусть сами помогаются)))
Я своему мужу тоже жаловалась, и он как-то не пошел Хагелю морду бить(((( И разбираться не пошел((( Что же, мне надо было с ним разводиться? Он мне сказал пожаловаться, я пожаловалась - и что? Уволили меня!
Такие вот дела
victoria_riepi
Nov. 20th, 2018 06:24 am (UTC)
И, кстати, в Цейсе никто как на вечеринку не одевается, в финансах - вообще дресс-код! Я тогда тоже в костюмах ходила - черный верх, белый низ, и что? И ты вот туда же - не так одеваются! Да какая разница, как одеваются! Те, кто хохочет, как правило, не жалуются, но не все хохочат, к сожалению(((
И это все истории про немок и немцев, я там одна иностранка была, и уж я вообще там такая серьезная была - как вспомню))) Да и свекровь мне тоже много чего рассказывала про своего шефа - она красивая женщина была, там тоже - харассмент - мама не горюй! И что? работа, зарплата! Муж в курсе)) (вздыхает)

Edited at 2018-11-20 06:26 am (UTC)
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

in red
victoria_riepi
victoria_riepi

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow